nicsky (nicsky) wrote,
nicsky
nicsky

Categories:

Минута славы 1812 года

Текст: Вадим Эрлихман (кандидат исторических наук)
https://rg.ru/2016/03/14/rodina-napoleon.html


Снимки 117-летнего участника Бородинской битвы Павла Толстогузова и его ровесников возвращают нас к самым трогательным эпизодам торжеств
117-летний ветеран Павел Яковлевич Толстогузов с женой. Фото: Родина



117-летний ветеран Павел Яковлевич Толстогузов с женой. Фото:
Какой-то быстрый государственный ум подал внезапную мысль: собрать на бородинских позициях возможно большее количество ветеранов, принимавших участие в приснопамятном сражении, а также просто древних старожилов, которые имели случай видеть Наполеона.

А.И. Куприн.

"Тень Наполеона"







Двое из Ялуторовска


С фотографии - даже по нынешним меркам отличного качества! - смотрит на нас 117-летний Павел Яковлевич Толстогузов. Участник Отечественной войны 1812 года, житель города Ялуторовска. Рядом с ним - 80-летняя супруга. Оба в предвкушении волнующего и, может быть, главного события в их жизни. Главу семьи пригласили в Москву, на Бородинское поле, на празднование столетней годовщины победы над Наполеоном...




Соревнование губернаторов


Российская империя решила отметить историческое событие с беспрецедентным размахом. Накануне по всей стране начались поиски участников давней войны, призванных украсить торжества. Как ни странно, их нашлось довольно много - к августу 1912 года было выявлено 25 здравствующих очевидцев нашествия Наполеона на Россию, в том числе 14 участников боевых действий. По архивным документам и газетным публикациям 1912 года современному исследователю удалось установить фамилии большинства из этих людей:




1] отставной фельдфебель Аким Винтонюк, 122 года, проживал в городе Кишиневе Бессарабской губернии ("участвовал, по его словам, в Отечественной войне и в обороне Севастополя");


2] хорунжий Бурнос, 113 лет, проживал в Кубанской области;


3] солдат Кореневский, 116 лет, проживал в Витебской губернии;


4] крестьянин Этте, 120 лет, проживал в Лифляндской губернии, ("ополченец Отечественной войны");


5] крестьянин Волонцевич, 115 лет, проживал в Гродненской губернии;


6] крестьянин Воробьев, 104 года, проживал в Могилевской губернии;


7] крестьянин Гордей Громов, 110 лет, проживал в селе Красном Поколюбеческой волости Гомельского уезда Могилевской губернии ("очевидец следования французских войск через село Красное");


8] крестьянин Жерношенков, 111 лет, проживал в Могилевской губернии;


9] крестьянин Жеррилов, 110 лет, проживал в Могилевской губернии;


10] крестьянин Степан Жук, 110 лет, проживал в деревне Шавельки Дриссенского уезда Витебской губернии ("после сражения при Кульбове, по уходу оттуда войск, он собирал на поле сражения пули");


11] крестьянин Ефим Кобылин, 109 лет, проживал в селе Рогозино Ключковской волости Барнаульского уезда Томской губернии;


12] мещанин Петр Лаптев, 118 лет, проживал в деревне Милях Свенцянской волости Свенцянского уезда Виленской губернии ("очевидец следования Наполеона и его армии через Свенцяны");


13] крестьянин Монарский, 108 лет, проживал в Витебской губернии ("очевидец сражения под Классисеном");


14] крестьянин Новиков, 119 лет, проживал в Смоленской губернии;


15] еврей Овручин, 111 лет, проживал в Могилевской губернии;


16] крестьянин Максим Пятаченков, 120 лет, проживал в слободе Загуменщина (около города Кирсанова) Ирской волости Кирсановского уезда Тамбовской губернии ("очевидец пребывания французских солдат в городе Кирсанове");


17] мещанин Сердюков, 119 лет, проживал в городе Екатеринославе;


18] "кандидат на классную должность" Степанов, 115 лет, проживал в Симбирской губернии;


19] крестьянка Мария Желтякова, 110 лет, проживала в деревне Подберезная Рождественской волости Бронницкого уезда Московской губернии;


20] крестьянка Евгения Жерносенкова, 115 лет, проживала в поселке Ириновка Вылевской волости Гомельского уезда ("очевидица событий Отечественной войны; отец, по ея заявлению, участвовал в военных действиях").


Поиски, как часто бывает в России, приобрели характер соревнования - каждый губернатор хотел предъявить царю "своего" ветерана. Больше всех преуспела Бессарабия, где отыскался фельдфебель-малоросс Аким Войтинюк.


Его и еще четверых долгожителей ко дню торжеств доставили на Бородинское поле. Это событие имело такой резонанс, что ветеранов запечатлели не только на фотографиях, но даже в кино.


Петер Хесс (Гесс). Сражение при Бородино. 1843 г. / Государственный Эрмитаж
Петер Хесс (Гесс). Сражение при Бородино. 1843 г. Фото: Государственный Эрмитаж




Народ-победитель




Утверждали, что Войтинюку (его еще называли Винтонюк, Вентанюк, Бентенюк) то ли 122 года, то ли целых 133, что он участвовал в Бородинском сражении и получил медаль, но после она куда-то подевалась вместе с метрикой. Поэтому о подвигах Акима судили только с его слов - говорил он бойко и вообще выглядел куда моложе своих лет. Об этом можно судить по кадрам хроники, снятой французской фирмой "Пате", - на них он и еще один ветеран беседуют с Николаем II. Московский губернатор Джунковский вспоминал: "Аким Бентенюк... был самым разговорчивым, он рассказывал про свое участие в бою, как он был ранен, и даже указывал на кустик, за которым его "шарахнуло". Когда он это рассказывал Государю, тот не мог сдержать улыбки". Вечером царь записал в дневник: "Подумай только, говорить с человеком, который все помнит и рассказывает великие подробности боя!"


Ветеранам было разрешено сидеть в присутствии Николая II и других высочайших особ. РГАКФД. / РГАКФД
Ветеранам было разрешено сидеть в присутствии Николая II и других высочайших особ. РГАКФД. Фото: РГАКФД


Сохранилось и фото (см. выше), на котором великие князья Иоанн и Гавриил Константиновичи беседуют с ветеранами. Слева направо сидят Аким Войтинюк, Петр Лаптев, Степан Жук, Гордей Громов и Максим Пяточенков. Строго говоря, ветераном из них был только Войтинюк - остальные попали на праздник как очевидцы событий. Правда, Лаптев утверждал, что тоже сражался с французами, но поскольку ему было тогда 12 лет, юного участника войны предпочли записать в свидетели. Тот же казус случился со 110-летним Жуком - он, правда, ничего не утверждал, в ветераны его записал журнал "Огонек". В торжествах участвовала и 107-летняя крестьянка Мария Желтякова, рассказавшая, что видела в Москве самого французского императора.


Откликом на эти фантазии стал фельетон А. Куприна "Тень Наполеона", где описан "замечательный старик", делившийся впечатлениями о встрече: "Какой он был, Наполеон-тот? А вот какой он был: ростом вот с эту березу, а бородища - по самые колени и страх какая густая, а в руках у него был топор огромнейший... Одно слово - ампиратырь!"







Впрочем, большинство из приглашенных ничего героического о себе не сообщали: Максим Пяточенков всего лишь видел на родной Тамбовщине пленных французских солдат, Гордей Громов был свидетелем прохода французской колонны через его село Красное. Да никто и не ждал от них героических рассказов. К ветеранам относились бережно: дали хорошее жилье, собственные экипажи, позволили сидеть в присутствии императора, "в уважение к преклонным летам". Джунковский вспоминал: "Это всех очень тронуло, старики сидели, а государь и великие князья стояли. Каждый из стариков вставал, когда государь непосредственно к нему обращался". Среди блестящих господ и модных дам эти старцы в серых армяках, с длинными белыми бородами и посохами в негнущихся руках выглядели так чужеродно, что к ним невольно обращались все взгляды - они словно воплощали тот народ, который и победил Наполеона, даже если сами старики были к этой победе непричастны...




Поезд Ялуторовск - Москва


Автор одной из опубликованных в 1912 году статей, Владимир Белинский, анализируя социальный состав старожилов, писал: "Бросается в глаза то, что все эти люди неинтеллигентные и необразованные - по преимуществу крестьяне, и что дворян среди них вовсе нет (тот факт прискорбный для нашего дворянства, не сумевшего сберечь ни богатств, ни даже здоровья)".1


Ветераны вставали только тогда, когда царь обращался к ним с вопросом. / Родина
Ветераны вставали только тогда, когда царь обращался к ним с вопросом. Фото: Родина




Еще двух реальных участников Отечественной войны - 116-летнего солдата Кореневского из Витебской губернии и 120-летнего латыша Этте, который будто бы служил в ополчении, в силу разных причин не смогли отправить в Москву. Прочих с окончанием торжеств развезли по местам жительства и, как водится, забыли. Правда, по приказу царя выписали повышенные пенсии - например, Аким Войтинюк получил целых 300 рублей. Что со стариками стало дальше, неизвестно: вряд ли кто-то из них пережил смутные годы войн и революций.


А что же Павел Яковлевич Толстогузов? Готовя его в дальнюю дорогу, местные власти сообщили в столицу: старик "сравнительно бодрый", хотя "глуховат и плохо видит", но "отличается ясной памятью". Как раз в этот год в Ялуторовск прибыл из Тюмени первый поезд и заработало северное крыло Транссиба. Казалось, ветерана ждет не очень утомительное и заслуженное путешествие. Но не случилось.




P.S. Павел Яковлевич умер накануне поездки - то ли от старости, то ли от волнения. Остались от него и ровесников-бородинцев только эти фотографии, запечатлевшие их минуту славы. Единственную за всю их долгую жизнь.




1. Бочков Е.А. "Придать юбилею Отечественной войны значение всенародного торжества": деятельность высших и центральных органов власти и управления Российской империи по организации праздничных мероприятий, посвященных 100-летию Отечественной войны 1812 г. // Новейшая история России. 2012. N 3(5). С. 11 - 12.

Tags: война 12 года, долгожители
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments