nicsky (nicsky) wrote,
nicsky
nicsky

Categories:

80-летний часовой

 Из дореволюционной прессы
(по книге Гринева С.А. "История роты дворцовых гренадер" Спб 1912, публикуется с купюрами)


Редакция обязана почти всеми материалами для этой биографии отставному Штабс-Ротмистру Графу Николаю Николаевичу Толстому, который, доставляя их в редакцию, подписал под рукописью:
«В знак душевного уважения, посвящаю дорогому сослуживцу моему Давыду Федоровичу Мирощенко. старый Оренбургский Улан Гр. Н, Н. Толстой. Село Горицы Мая 20 дня 1869 года».


Гренадер Давыд Федорович Мирощенко.

Давыд Федорович Мирощенко представляет замечательную современную личность, как, может быть, старейший по службе, солдат, не только в рядах Христолюбивого православного воинства, но и в регулярных армиях всего мира, и в то же время, как высоконравственный человек. Это рядовой солдат по преимуществу, рядовой солдат столько же по любви к званию, сколько и по общественному положению.

Давыд Федорович родился в конце прошлого [18-го] столетия на хуторе Хащевке, в приходе села Орловщины, на реке Самаре, Екатеринославской губернии, Новомосковского уезда. Хутор Хащовка был населен переселенцами из Малороссии, или поселенцами, как их называли, и как записали происхождение Давыда Федоровича в послужной его список. В 1813 году—время, в которое выпало на долю Давыда Мирощенко идти смирять Бонапарта—хутор Хащовка, ныне большое селение, состоял из трех дворов, один из этих дворов принадлежал трем братьям Мирощенкам, из которых старший и был отцом нашего героя.

В Июне 1813 года молодого Мирощенко повезли в го род Новомосковск, где 25 числа, по тогдашнему обычаю, и забрили ему лоб.

Вслед затем партию рекрутов погнали в Житомир, где формировались тогда Генерал-Лейтенантом Кологривовым Кавалерийские резервы, в числе которых Майор Оренбургского Уланского полка Деляровский формировал для своего полка эскадрон. В этот то эскадрон, вскоре выступивший в заграничный поход, под командою Ротмистра Тулубьева, и поступил Давыд Феодорович рядовым 15 Сентября 1813 года. Резервный эскадрон Тулубьева соединился с полком под Гамбургом и Мирощенко был назначен в четвертый эскадрон.

Первые шаги Мирощенка на военном поприще сопровождались однако тягостями и лишениями, так как худая стоянка, и по пословице солдат наших, хуже тяжкого похода. 1813 год провел он с полком за границею, в тогдашнем герцогстве Варшавском, в Пруссии, Силезии, Богемии, Австрии, Вестфалии, а в 1814 году в Голштинских владениях в беспрестанных экспедициях и, между прочим, он находился с 12 Марта по 2 Января при блокаде Гамбурга и 19 Мая при сдаче этого города. Этим и заключились действия Оренбургских улан в 1814 году; 17 Декабря через владения Лауденбургское, Мекленбургское, Пруссию и Варшавское герцогство они возвратились в Россию.

Наградою первого похода Мирощенки была наравне с другими—медаль за взятие Парижа.

По возвращении в Россию Мирощенко был переведен в первый эскадрон, где, после короткого пребывания в 4 взводе, поступил в 1 взвод, после того никогда уже им не покидаемый.


Во всех делах Мирощенко, как свидетельствует послужной его список, был в рядах Оренбургского полка и тут то обнаружилась,—уже замеченная некоторыми его сослуживцами и прежде,—особенность характера Давыда Федоровича. Старый солдата 1 взвода 1 эскадрона, одного из лучших полков нашей армии (он служил в это время около 19-ти лет), один из покорителей Парижа и Варшавы,—солдата сделавший столько блистательных экспедиций, так сказать, в голове полка, солдата безукоризненного поведения и храбрости, не был отличен ни званием унтер-офицера, ни украшен знаком отличия военного ордена. За участие в усмирении Польши он, наравне со всеми имел знак отличия Царства Польского за военные достоинства 5 степени и серебряную медаль за взятие приступом Варшавы.

В 1835 году,—пишет нам граф Н. Н. Толстой,—я застал в бывшем Оренбургском полку рядового Давыда Федоровича Мирощенко уже старым служивым, пользовавшимся особым уважением всех начальников и товарищей. Мирощенко всегда отличался от прочих солдат примерною честностью и исправностью но службе. Товарищи
его рассказывали мне, что во время Польской войны никто из солдат, в это время еще старых воинов 1812, 1813 и 1814 г.г., не сберег лучше Давыда Федоровича своей лошади и амуниции.

В 1835 году, кроме предоставленных Мирощенке, на основании §§ 38 и 39 Высочайше утвержденного 30 Августа 1834 года Положения, преимуществ за добровольный отказ от безсрочного отпуска и желание после выслуги 25 лет остаться на службе, в Бозе почивающий Государь Император Николай Павлович Высочайше повелеть соизволил производить Мирощенко оклад жалованья старшего вахмистра за добровольное продолжение службы сверх срока. Эта награда дала Давыду Федоровичу возможность благодетельствовать хорошим солдатам; он, как известно было всем сослуживцам его, раздавал деньги нуждающимся доброго поведения товарищам, оставляя себе только оклад рядового.

В 1839 году но время маневров при селе Бородине, 22 Августа, Мирощенко Всемилостивейше было пожаловано 150 рублей, за добровольное желание остаться на службе, а 26 Августа, в день открытия памятника (Бородинского) Государь снова лично изъявил Своеблаговоление старику. Когда Оренбургский уланский полк проходил церемониальным маршем, то лишь только 1-й эскадрон поравнялся с Его Величеством, Государь изволил закричать: «старик Мирощенко ко Мне!». Мигом старый верный слуга очутился близ обожаемого Отца-Царя.—«Здорово старик, как поживаешь?», изволил сказать Государь; потом, обратясь к иностранным принцам, сказал: «Вот достойный замечания старик». Затем Его Величество приказал Мирощенке ехать в свое место и молодец старик быстро полетел к своему эскадрону.

21 Декабря 1849 года за желание Мирощенки, по выслуге более 36-ти лет, продолжать службу, Давыд Федорович—«во Всемилостивейшем внимании к такому похвальному усердию», был Высочайше награжден 4-ю нашивкою из серебряного галуна и при том Всемилостивейше повелено ему производить третий оклад жалованья старшого вахмистра и небывалая награда—часовым в полку отдавать ему честь.

29 августа 1851 года Государь Император Всемилостивейше соизволил пожаловать, в числе прочих нижних чинов 6-го пехотного корпуса, имевших на рукавах мундира из галуна шевроны—на каждый по 10 рублей, всего на четыре шеврона 40 рублей.
В Высокоторжественный день Своего Тезоименитства этого года незабвенный Государь изволил лично его произвести в старшие вахмистры.

В 1853 году Давыд Федоровичу за выслугу более 40 лет, был награжден 5-ою нашивкою из серебряного галуна.

В 1854 году в войну с Турками этот полк, а в рядах его Мирощенко, сперва с 28 марта находился в отряде Генерал-Лейтетанта, ныне Графа Остен-Сакена, в пределах Империи, именно в Одессе. При этом за участие в отражении англо-французского флота от этого города 10 и 11 апреля, Давыд Федорович получил Всемилостивейше пожалованный один рубль серебром, 7 Мая полк двинулся в Придунайские княжества, 20 числа перешел границу при местечке Леово и далее следовал по Молдавии в отряде Начальника 6-й легкой кавалерийской дивизии Генерал-лейтенанта Ланского, а оттуда обратно в пределы Империи, причем границу перешел при местечке Скулянах.

В память последней войны Мирощенко имеет установленную бронзовую медаль на Андреевской ленте.

25 Февраля 1857 года Мирощенко был переведен в Л.-Гв. Уланский полк, а из него, 17 Сентября следующего года, по Высочайшему повелению переведен в Роту Дворцовых Гренадер, и Московский отряд, Гренадером 1-й статьи.

Прошло более 20 лет,—пишет граф Толстой,—как я расстался с Мирощенко, но в январе текущего года я был в Москве и в первый же день моего приезда отправился отыскивать уважаемого старика. Я его застал во Дворце и тотчас узнал его, он ничего не изменился; старик же не вдруг узнал меня.

Добрый хозяин предложил мне стул, я сделал тоже, но он долго отговаривался от этого предложения. Тут начались у нас разговоры о былом. Давыд Федорович предложил мне чарку вина, я с удовольствием выпил ее за здоровье почтенного старика. Наступило время идти Мирощенко на часы и мы с ним расстались.

Кроме показанных отличий, Мирощенко имеет: знак отличия Св. Анны за № 322287, серебряную медаль на Анненской ленте с надписью «за усердие» и на левом рукаве полукафтана нашивки: из золотого галуна 5, из коих одну за добровольный отказ от бессрочного отпуска, а четыре за бессрочную службу и добровольное пожелание остаться сверх сорокалетнего срока на действительной службе, из желтой тесьмы 4 за безпорочную 25-ти летнюю службу».

Мирощенко умер от старческого паралича сердца 21 Декабря 1878 года, состоя на службе в роте Дворцовых Гренадер, на 83 году жизни, прослужив Царю и Отечеству более 65 лет.




------------------------------------------

Случай с гренадером Мирощенко не исключение, а правило.

Судя по послужным спискам, охрану царской семьи несли старики по 80 лет.

В 1896 году на примерно 150 гренадер роты дворцовой охраны приходилось человек 30 рядовых пенсионного возраста, от 57 лет и старше, которые начали службу еще при Николае 1 и продолжали служить при его правнуке Николае 2.
18 из них вступили на службу в 1840-е, а один (Матвей Дымкин) в 1838 г., то есть, без малого 60 лет назад!



Tags: война 12 года, долгожители
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments